«Это были годы драматизма, годы проверки на прочность»

Виртуозная техника пилотирования Покрышкина измотала врага. Гитлеровские летчики, убедившись, что советского летчика не сбить, прекратили атаки

 

 

Мы рады, что наши публикации о великом летчике Александре Покрышкине и его воздушных победах в Великой Отечественной войне вызывают такой интерес читателей. Приятно, когда люди ждут выхода газеты, звонят в редакцию, спрашивают в киосках: «Сегодня в «Честном слове» есть о Покрышкине?». Спасибо за оценку нашего труда

 

Победа — это выполнение поставленной боевой задачи

 

Воздушных побед у Александра Ивановича Покрышкина так много, что просто теряешься, описание какого боя дать развернуто, а что сократить. Каждый бой особенный, к примеру, 20-й подбитый Покрышкиным самолет противника для некоторых исследователей является спорным. Тогда 15 августа шел бой с группой Ю-88 в районе переправы над Каховкой. «Соколиным ударом» летчик атаковал ведущего группы. Подбитый, с дымящими моторами «юнкерс» сбросил бомбы в поле, не долетая до переправы. В книге «Познать себя в бою» А. И. Покрышкин пишет: «Смотреть за подбитым вражеским самолетом нет времени, да и не это главное. Важно то, что сброшенные бомбы упали в стороне от объекта. А это уже победа — выполнение поставленной боевой задачи».

 

Асу недостаточно сбить самолет противника, он постарается принести максимальную пользу фронту. Жаль, что иногда его усилия оказываются напрасными. Вылет 17 августа летчик вспоминал с горечью всю жизнь. В тот день он вылетел парой на разведку в район Одессы.

 

«Вижу ниже нас, на высоте тысяча метров, «хеншеля». Моментально сваливаюсь сверху и атакую. Очередь в упор — и вражеский разведчик, перевернувшись, врезался в землю. Уточняю место его падения. На дороге разглядел большую колонну танков и машин. Она двигалась на Николаев».

 

Данные воздушной разведки немедленно передали в штаб дивизии. Но там не поверили и даже упрекнули летчиков за якобы выдуманные сообщения. А через несколько часов фашисты уже были в городе! Кстати, сбитый Не-126 Покрышкину тоже не зачли, решили, что он и тут приукрасил!

 

А вот следующий сбитый самолет был отмечен особо. 15 сентября шел бой с группой Me-109 при штурмовке в районе западнее Мелитополя. «На большой скорости за счет форсирования мотора проскакиваю мимо ведомого пары «мессеров» и бью очередью с короткой дистанции по мотору и кабине ведущего».

 

После боя командир полка сообщил летчику: «Командование наземных войск прислало благодарность и подтверждение на сбитого немецкого аса, награжденного Железным крестом».

 

Следующий самолет противника был «зацеплен» во время штурмовки в районе Мелитополя. Идущего навстречу Не-126 ас атаковал пулеметным огнем. Подбитый самолет, дымя пробитым мотором, потянул на запад. В бою с невозможно было проследить, упал самолет противника или дотянул до линии фронта.

 

Памятным и тяжелым по последствиям оказался бой 5 октября под Орехово. Группа Покрышкина на обратном пути из разведки была атакована Me-109. Спасая своего ведущего Комлева, ас бросился в атаку.

 

«Нагоняю ведущего. От него к самолету Комлева уже потянулись дымные пулеметные трассы. Тут же открываю огонь и длинной очередью прошиваю «мессера». Вдруг по мотору моего «мига» ударила пулеметная очередь».

 

Раненый летчик с трудом дотянул до линии фронта и сел в расположении наших войск. Но на земле была неразбериха. Несмотря на прорыв немцев, Покрышкин попытался вывезти подбитый самолет на свой аэродром, прицепив его к грузовику. Однако фронтовая обстановка через несколько дней заставила самолет сжечь. Лишь через неделю после боя удалось добраться до своего полка.

 

Отдельного упоминания заслуживает подвиг Покрышкина, совершенный им в ноябре 1941-го. Тогда ему поручили найти 1-ю танковую армию генерал-полковника Э. фон Клейста. Его группа наносила ощутимые удары и предприняла попытку прорваться в город Шахты. Но, потерпев неудачу, отошла и под покровом тумана куда-то исчезла, что крайне обеспокоило советское командование.

 

В условиях низкой облачности, густого тумана и дождя Александр Покрышкин несколько раз вылетал на разведку и к вечеру севернее села Генеральское, цепляя верхушки деревьев, он чудом увидел в поле следы танковых гусениц. Следы привели к лесополосам, где были обнаружены сотни замаскированных вражеских танков. Это собщение позволило вовремя перегруппировать наши силы.

 

Впоследствии 19 декабря в штабе дивизии А. И. Покрышкину был вручен орден Ленина. По подсчетам новосибирского историка Олега Левченко, за 1941 год ас сбил 13 самолетов противника, 8 подбил и 3 уничтожил на земле.

 

Тяжелый год

 

Драматичным и богатым на события оказался для Покрышкина 1942 год. Зимой он все чаще стал вылетать на разведку. В одном из полетов восточнее Донецка (Сталино) им был сбит Не-126.

 

«Спикировав, зашел ему в хвост и пустил «эрэс». Но тот прошел мимо цели. Пустил второй — снова неудача. Обозленный, стреляю в упор по кабине «хеншеля». Очередь прошила самолет врага. Падая крутой спиралью, он ткнулся мотором в землю и застыл с задранным хвостом». Там же над Донецком в марте Покрышкин прикрывал бомбардировщиков Су-2. Его группу атаковали тройка Me-109 и итальянские «Макки» МС-200. Отбивая атаку, он сбил Me-109.

 

Март 1942 года стал для него особенным месяцем еще и потому, что его тогда впервые представили к званию Героя Советского Союза. В наградном листе было написано:

 

«Покрышкин Александр Иванович… Представляется к званию Героя Советского Союза… За время военных действий имеет 288 боевых вылетов, из них: на штурмовку

 

войск противника — 63 б/вылета; на разведку войск противника — 133 б/вылета; на сопровождение своих бомбардировщиков — 19 б/вылетов; на прикрытие своих войск — 29 б/вылетов; на перехват самолетов противника — 36 б/вылетов; на разведку со штурмовкой — 8 боевых вылетов.

 

Участвовал в 26 воздушных боях, лично сбил 4 самолета противника и 3 самолета в составе звена, уничтожил и вывел из строя 45 автомашин противника…».

 

Цифры указанных воздушных побед сильно отличаются от тех, которые приводят исследователи. О причинах мы уже говорили. А вот о том, почему в 1942 году он так и не получил звание Героя Советского Союза, чуть позже.

 

Следующие две воздушные победы Александр Иванович одержал спустя два месяца. Перерыв объяснялся тем, что ему поручили выявить слабые стороны у захваченного Me-109. Только в мае он пересел снова на свой самолет, уже Як-1. 15 мая он вылетел на сопровождение бомбардировщиков.

 

«Поддернул «як» на горку и навскидку ударил очередью по животу одного из Me-109. Очередь получилась короткой, ибо пришлось тут же выводить свой самолет из-под огня. К сожалению, моя очередь оказалась не убойной. Но один вражеский самолет был подбит. Когда к отставшему от строя Су-2 нахально прорывалась пара Me-109, мне удалось удачно выйти на ведущего. С короткой дистанции ударил из пушки и пулеметов по мотору и левому борту кабины. Me-109 перевернулся, задымил и вертикально пошел к земле».

 

В июне 1942 года в небе появились новые самолеты противника Me-110. Первая встреча с ними состоялась в небе над городком Славянском. Противник поздно заметил атаку. Поразив стрелка, Покрышкин ударил из пушки и пулеметов по левому мотору. Из самолета вырвался дым, и Me-110 свалился на землю.

 

А через день-два ас вылетел на штурмовку в район города Изюм. Там встретил новую модификацию самолета Me-109Ф с более мощным мотором. Пришлось делать обманный маневр. «Энергично, с большой перегрузкой выхватываю самолет из крутого пикирования на вертикаль. Вверху горки на пределе вертикальной скорости переложил самолет в горизонтальный полет. Прямо перед носом «яка» в полусотне метров вышел из горки ведущий вражеской пары. Прицеливаюсь и даю очередь по мотору и кабине. Сбитый «мессершмитт» штопором свалился на землю».

 

Ежедневно Покрышкин и его товарищи штурмовали вражеские соединения. В июне в одном из полетов севернее Изюма они атаковали группу Ю-88. В этом бою Покрышкин сбил один самолет. А в начале июля группа Покрышкина прикрывала соединение Ил-2, штурмовавшее немецкие танки. Над целью их встретили «мессеры».

 

«Увлеченный атакой, гитлеровский ас не замечал нацеленный на него удар. Огнем в упор по мотору и кабине сбил ведущего и выскользнул из-под трасс «мессершмиттов», бросившихся наперерез. А Me-109, вспыхнув, упал на землю».

 

Часто патрулирование неба над населенными пунктами заканчивалось воздушным боем. Во время облета западных окраин города Ворошиловграда Покрышкин и его шестерка «яков» встретили девятку Me-109. В этом бою Покрышкин сбил Me-109 и подбил Me-109.

 

Тогда же, в начале июля, произошло неприятное событие. При запуске мотора, командиру полка В. П. Иванову лопастью винта сломало руку. Его отправили в госпиталь, и в полк он уже не вернулся. Ушел на повышение и хорошо относившийся к Покрышкину начальник штаба А. Н. Матвеев. Смена командования негативно отразилась на дальнейшей судьбе героя.

 

16 июля полк перебазировался на аэродром в Ростове-на-Дону. Во время перелета летчики увидели два десятка

 

Me-110, идущих на бомбежку железнодорожного узла Лиховского. Ситуация сложилась так, что асу пришлось в одиночку отражать атаки. В этом бою он подбил Me-110. В конце июля состоялся вылет в район станицы Аксайской. Там покрышкинцы встретили Ю-88, заходящих на бомбардировку переправы через Дон. Шестерка «яков» сорвала бомбежку, а сам ас подбил в этом бою Ю-88.

 

Тяжелый изнурительный бой провел Покрышкин 24 июля над переправой в районе Маныческой плотины.

 

«В повторной атаке удалось в упор расстрелять ведущего четверки Me-109. Тогда оставшаяся тройка набросилась на меня. Отражая их натиск и нападая сам, я быстро израсходовал остатки боекомплекта, остался безоружным против трех вражеских истребителей. Мы закружили в небе «чертово колесо».

 

Виртуозная техника пилотирования Покрышкина измотала врага. Гитлеровские летчики, убедившись, что советского летчика не сбить, прекратили атаки.

 

Особенным стал день 2 августа. Под утро на аэродром близ города Кропоткин был совершен налет многочисленной группы Ю-88 и Me-110.

 

«Одним махом вскочил в кабину, через секунду запустил мотор и пошел на взлет. Стремительными атаками мы сбили два бомбардировщика, заставили «юнкерсы» сбросить бомбы в поле, не долетая до города».

 

В этом бою Покрышкин сбил два самолета Ю-88 и подбил Me-110. Однако ас решил так: «Вылетали и вели бой мы пятеркой. Сбили пять самолетов. Наверное, будет правильно засчитать всем по самолету. Такое решение принял не случайно. Важно было вызвать у молодых летчиков стремление действовать в общих интересах, показать, что ценят их вклад в победу».

 

Вдали от фронта и беды ближе, и любовь

 

В августе 1942 года в полк прибыло пополнение, а измотанных воздушными боями летчиков отправили получать новые самолеты в Баку. Однако отдыха у нашего героя не получилось. Вдали от фронта обострились взаимоотношения с командованием полка. Масла в огонь подлил инцидент в столовой. Как вспоминал сам летчик: «Во время ужина ко мне и сидевшим рядом Голубеву и Труду пристали трое подвыпивших старших офицеров. Не стерпев грубость и оскорбления, я дал резкий отпор и за нарушение субординации оказался на гауптвахте».

 

Вернувшись в полк с гауптвахты, Покрышкин узнает о том, что снят с должности командира эскадрильи и выведен за штат. Представление о присвоении звания Героя Советского Союза отозвано. На партбюро его исключили из ВКП(б) и более того — дело направлено в Бакинский военный трибунал! В вину вменялись оскорбления старших командиров, пререкания с начальством и нарушения требований устава истребительной авиации. Для штрафбата достаточно!

 

Именно в это время Покрышкин спешно продумывает новые приемы ведения боевых действий. Понимая, что у него осталось мало времени, он изображает построение боевых порядков графически, на схемах, с краткими пояснениями. В блокноте боевая работа истребителей в действиях пары, звена и группы четко разделена на виды — прикрытие своих войск, сопровождение бомбардировщиков или штурмовиков, разведка, свободная охота. Формула наступательного воздушного боя — высота, скорость, маневр, огонь. Этот альбом Покрышкин передает близкому другу Вадиму Фадееву со словами: «Учи только по ним. Тут обо всем сказано…».

 

Помогла случайность. Полк был включен в состав истребительной дивизии, прибывшей с фронта на переучивание и доукомплектование под Махачкалу. Там Покрышкин встретил знакомых командиров. С помощью комиссара дивизии и командующего воздушной армией он был восстановлен в партии и в своей прежней должности.

 

В один из тех тревожных дней Александр Покрышкин отправился в санчасть батальона аэродромного обслуживания (БАО) навестить заболевшего товарища. Там он встретил дежурную медсестру, двадцатилетнюю Марию Коржук, миловидную девушку с волосами цвета спелой ржи.

 

Это была любовь с первого взгляда. «Странное, какое-то двойственное для меня это время, — вспоминала М. К. Покрышкина. — Кругом бушевала война. Смерть и горе ходили по земле, а я чувствовала себя невероятно счастливой. Я знала, что счастье мое недолговечно, что нам очень скоро придется расстаться. Но пока, пусть на короткое время, мы были счастливы и были вместе».

 

Часов любви и вправду было немного. Летчиков перебросили в запасной полк, базирующийся западнее Баку. Там полк должен был перевооружаться на американские истребители Р-39 «аэрокобра», получаемые по ленд-лизу через Иран. Но об этом в следующий раз.

 

Татьяна Басаргина

 

http://windowrussia.ruvr.ru/

 

Оставить комментарий