Аэродром Моздок. Стоянка.

Воскресенье 10 часов 05 минут. Осень 20….г.

 — Товарищ майор, вертолет к вылету готов. Заправка 4300, зарядка полная. 2 блока Б8-В20. По 4 коробки к пулеметам. Бортовой техник ст.л-т Дубцов.

 — Вольно. Пассажиры прибыли?

 — Да, вон кучкуются. Их перонщик гоняет. Когда летим?

 — Не знаю пока. Вообще на 10.30 запланировано. Леха от диспечера приехал?

 — Пока нет. Праваки подписываться уехали минут 15 назад.

 — Ясно. Смотри пока за пассажирами, я отойду. Воды в баклашки набрали? — Виктор, развернувшись в сторону домика, направляется к курилке.

 — Не знаю, не смотрел… — Игорь пожимая плечами идет к рулевому винту.

 — Чег-о-о-о!? А ну бегом на створки!!! — Дуничкин почти бегом возвращается обратно. — Совсем оборзели!!!

 — А я чего, Леха ж должен был набрать…- пытается держать оборону Дубцов.

 — Да мне пофиг кто должен!!! Где вода!!! — Виктор «залетает» в грузовую. — Я спрашиваю ГДЕ НАША ВОДА!!!!

 Борттехник начинает в панике бестолково бегать возле борта, размахивая руками. Пассажиры, наблюдая за «танцами народов мира», почтительно замолкают. Подъезжает АПА (АПА — Аэродромный Пусковой Агрегат на базе автомобиля «Урал». Предназначен для электростартерного запуска (одиночного и группового) авиационных двигателей и питания бортовых электрических систем ЛА в наземных условиях). С нее спрыгивают правый летчик и два вояки в потертых «Горках», в РПСках и с рюкзаками. Нет. С РЮКЗАКАМИ. Про оружие не говорим. Тут без комментариев. По виду — два типичных «разведоса». АПА стартует к домику.

 — Витя, тут два армейца с нами на «Северный» просятся. Мы утром на пробе за них с «Распиской» говорили и…

 — ГДЕ НАША ВОДА-А-А!!!!- раздается рев командира экипажа из грузовой кабины. Правак роняет папку, разведчики — рюкзаки. Правак стоит, открыв рот, разведчики уже успели перевести автоматы в положение для стрельбы стоя.

 — Командир, ты чего так орешь?! Я чуть ежа через жопу не родил. Смотри, у спецов рефлексы уже сработали. Счас завалят тут всех и пешком уйдут в ЧеЧеНию…

 Из грузовой на перон выскакивает Дуничкин и смотрит на спецуру. Спецура, опустив автоматы, молча смотрит на Дуничкина.

 — Мужики, с вами позже, ладно, у нас тут семейное. Там постойте пока — показывает на группу пассажиров метрах в 10 позади вертолета. Пассажиры, конечно же, все военные, а ничто так не воодушевляет военного человека как бесплатный спектакль на тему «Кровавое воскресенье» с показательной казнью тебе подобного. Перонщик, предвкушая незапланированный «бакшиш», уже продает билеты в на первые ряды.

 — Да без проблем, — говорят спецы, так же мгновенно убирают автоматы и, подхватив свои РЮКЗАКИ, отходят чуть назад, не вливаясь в общую массу военных и, наверное, по привычке сканируя обстановку вокруг.

 — Алексей, ты воду набрал?- немного успокаиваясь, спрашивает Дуничкин.

 — Естественно. Сразу после завтрака. Я что, совсем идиот что ли, — отвечает Чухинцев, поднимая с перрона свою папку.

 — А где она?

 — У «Старого» в камере. Валера сейчас на АПА привезет нашу и свою. Я ж не ишак на себе все переть.

 — А-а-а… ну ладно тогда. А то я у Игоря спрашиваю, он не в курсе.

 — А «Дерево» никогда не в курсе ничего. Он тока в курсе когда разливать начинают! Вот тогда он в курсе!!!- с возмущением отвечает Алексей и поднимается на борт. Дубцов, делая вид, что его это никоим образом не касается, с умным видом проверяет люфт рулевого винта. Подъезжает АПА. С нее спрыгивает Валера — правый летчик «Старого» и вытаскивает две полных парашютных сумки, заполненных «полторашками» с водой.

 Небольшое отступление для тех, кто не в курсе. Что на «Северном», что на «Ханкале» с питьевой водой всегда полная ЖОПА! Поэтому летчики всегда, улетая из Моздока после паркового дня или транзитом, в общем, с любой оказией, заливают все емкости пластиковые по максимуму. Потому как наши и на «Ханкале» и на «Северном» тоже пить хотят. Если нет пассажиров (что бывает очень редко) или их мало, тогда и пару бочек с водой везем для столовой на приготовление пищи. Продолжим.

 — ВиктОр, забирайте свою воду. Я к себе поехал. Вон «Дед» уже руками машет,- говорит Валера и уезжает к своему борту.

 — Игорь, грузи воду. И попробуй счАс что-нибудь вякнуть! — Дуничкин машет перонщику. — Давай пассажиров!

 «Банда» военных ломится к вертолету. Спецы молча, не торопясь, подходят и останавливаются чуть позади.

 -Стоя-я-ть!!! — Кричит Дуничкин. — В две шеренги встали здесь.- Указывает рукой. — Алексей. Проверяй.

 Из вертолета спускается штурман и подходит к перонщику.

 — Списки давай. — Зачитывает фамилии. — 14 человек и вещи. Как быть с армейцами?

 Разведчики молча стоят за спиной ВВ-шных пассажиров.

 — И чего, одним больше одним меньше. Возьмем, конечно. Один к «Деду» сядет, один к нам.

 — В списки вносить их? — Правак достает ручку.

 — Пока не пиши. Запустимся — впишешь.

 Со стороны домика подъезжает УАЗ. Из него выходит туловище поперек себя шире и, хлопая щеками по плечам, подходит к вертолету.

 — Кто командир? — вопрошаеит «тело» с астматической одышкой, потея лицом и всеми остальными выпуклостями. — У меня 100 кг. груза для штаба группировки. Загружайте.

 Пассажиры, услышав «Штаб Группировки», с понурым видом отходят о Ми-8-го.

 — А вы кто, разрешите уточнить? — спрашивает командир и подходит к УАЗику. За ним подтягиваетя Чухинцев и Дубцов.

 — Я СТАРШИЙ ПРАПОРЩИК З….В. У меня указание от полковника В….ва. Разгружайте машину.

 -Кто-о-о-о?!…. Прапорщк З…..в???.. Угу… А не пошел бы ты, ОЧЕНЬ СТАРШИЙ ПРАПОРЩИК, ну, допустим… Леха, что у нас тут ближе всего?

 — Ближе всего у нас ПОПА, командир, а если чуть дальше, то…

 — Я думаю, и этого вполне достаточно, в самый раз. Слышал, чучело?

 Прапор краснеет так, что, кажется, сейчас созреет.

 — Вы… Т-ты-ы… Я-а-а…

 — Да мне насрать. У меня вон люди на войну едут, а ты, сука, водку мне всучить хочешь.

 Пилоты поворачиваются и идут к борту.

 — Мужики, — Виктор машет разведчикам, — давайте ко мне. Леха, пару пассажиров к «Старому» перекинь.

 За спиной раздается визг прапора:

 — Ну-у-у все-е-е!!!! Тебе пипец, летчик!!!! Я все доло…- поросячий визг умолкает мгновенно, прапор закатывает глазки и поддерживаемый одним из «спецов» тихо ложится возле УАЗа.

 — Какого хрена сидишь, обалдел!!!- рявкает «Рекс» водиле. — Видишь, «куску» херово стало!!! Давай, к доктору вези, быстро!!!!

 Водило в ужасе начинает метаться возле туловища.

 

 — Спасибо, мужики. А как вы его? Я и не заметил…

 — Да-а-а… много ли нужно умеючи…. — отмахиваются «Рексы». — Командир, а деньги тебе платить?- спрашивают спецы, шагая рядом с экипажем.

 Летчики резко останавливаются, как будто натыкаются на стену.

 — Не понял… Какие деньги???… — Виктор начинает покрываться красными пятнами. Правак «пучит» глаза, бортач превращается в рыбу — молча открывая и закрывая рот.

 — Ну-у-у… по штуке за брата до «Северного», тыща триста до «Ханкалы»… А что? Что-то не так? — «Спецы», видя состояние летунов, тоже начинают нервничать и рефлекторно перехватывают автоматы поудобнее.

 — Гм… Хххх-тоооо… Гм… КТО ТЕБЕ СКАЗАЛ ЗА ДЕНЬГИ?!!!!- шипит горлом Дуничкин.

 — Да вон, перонщик ваш…. Такса у вас такая, он и собирает….- «Спецы», не понимая в чем проблема, переглядываются между собой. — Ну, мы не первый раз летим с «ВоВанами» и…. — конец фразы тонет в вопле Дуничкина:

 — УБЬЮ СУКУ-У-У!!!!! — выхватывая из разгрузки пистолет, майор как заправский спринтер стартут в сторону 49-го, где перонщик вместе с экипажем руководит посадкой на борт.

 Быстрее всех сориентировался в ситуации Чухинцев:

 — ВАЛЕРА-А-А!!!! ЛОВИТЕ ЕГО!!!! СЧАС ПИПЕЦ БУДЕТ!!!! ОН ЕГО ПРИСТРЕЛИТ!!!!! — Алексей стартует вслед за своим командиром.

 

 Разгрузив свою воду Валера подходит с «Старому»:

 — Сергеич, я на левое сяду сегодня?

 — Посмотрим… Ты пассажиров проверил?- спрашивает м-р Шершнев, наблюдая за суетой, которая творится у 135-го борта. — Я пойду посмотрю, что там у ВиктОра, что-то мне не того…

 — Пока нет. Перонщик еще списки сверяет. А что там? — Валера с любопытством высовывается в блистер.

 -Не знаю пока, но УАЗик подъехал. Пойду гляну. Ты давай к запуску готовься. Чует моя морщинистая задница, линять надо… — задумчиво говорит Шершнев.

 

 -ВАЛЕРА К ЗАПУСКУ!!!!! — Шершнев, услышав крик Чухинцева, стартует в сторону 135-го навстречу Дуничкину.- Пассажиров всех на борт!!!!- на бегу дает указания Сергеич.

 Валера тоже все мгновенно просчитав, кричит борттехнику на «Пальму» («Пальма» — несущий винт вертолета).

 — Женя!!! Запускай АИ-шку от своих !!! — (Запуск «от своих» — это запуск от бортовых аккумуляторов без привлечения АПА).

 Борттехник 49-го «проваливается» в верхний люк, на лету начиная щелкать АЗС-ами.

 

 — Командир, у «Восьмерок» на стоянке начинается «Армагеддон» — надевая ЗШ, говорит оператор. (На Ми-24 не летчик-штурман, а летчик-оператор. Он располагается в «нижней» кабине)

 — И хде-е-е?….- зевая во весь рот и поворачиваясь в сторону «Восьмерок» вопрошает Вова Неверхний. — НУ НИ ФИГА СЕБЕ!!!…. БЕГАЮЩИЙ «ДЕД»!!!… Олежек, срочно запускаемся, ЧиЧаС чевой-то будет, надо тикать по-скорому…

 

 Перонщик услышав крики, видя целенаправленно перемещающегося в его сторону вооруженного майора Дуничкина и догоняющего его правака с разведчиками, решил, что ожидать финиша военных пятиборцев наверняка не стоит. Приняв, как оказалось в последующем, столь правильное для своего здоровья и организма в целом решение, «ВВ-шный комерсант» начинает процесс телепортации в сторону капониров, разбрасывая листы списков с пассажирами, как фазан перья. Оказалось, что защитный прием отряда куриных неплохо сыграл свою роль в процессе отвлечения преследующего его «хищника» в виде майора-вертолетчика.

 — Пустите-е-е… Эта сука продавала места-а-а… — хрипит пойманный и скрученный ловкими «разведосами» летчик.

 — Витя, все, успокойся!!! Оно уже где-то в районе дальнего привода бежит, пузырясь от страха через задницу!!! Полетели отсюда… Алексей, сядешь на левое, понял? — Шершнев, обнимая Дуничкина за плечи, поворачивает оного в сторону вертолетов. — Все, все, пошли.

 — Понял….

 — Мужики. Извините ради бога… Никогда мы денег не брали. Слово офицера! Прошу вас, пока летим, вспомните кто, когда и сколько с вас и ваших вообще брал. Мы разберемся.

 Разведчики, переглядываясь между собой и пожимая плечами:

 — Ладно, командир, без вопросов. Сук везде хватает, не берите в голову. Мы свом скажем.

 -Спасибо. Еще раз — простите за этого урода….

 Под звуки запускающихся АИ-шек летчики расходятся по своим бортам.

 

 -«Расписка 132-му, запуск произвел, вырулить для взлета группой».

 — «132-й на полосу группой разрешил по первой.. Курс взлета 84 градуса»

 — «Разрешили 132-й».

 ***

 — «Расписка 132-й. Взлет группой произвел. На первом 100, выход по заданию»

 — «132-й с первого по заданию выполняйте»…

 

 Пара Ми-8-х в левом пеленге уходила в сторону Чечни. Выше, с отставанием, шла 24-ка Неверхнего — «восьмерашная крыша»… Впереди ждал «Северный» и очередная неделя очередной командировки…

 

Историю рассказал Кадет Биглер

Оставить комментарий