Статьи. Рейд на 27 км (часть вторая)

 Наконец, 9 июня1967 г., четыре предсерийных МиГ-25 были публично представлены на авиашоу в Домодедово, недалеко от Москвы. Представленные самолеты радикально отличались от предыдущих советских скоростных самолетов. Двухкилевые, с боковыми воздухозаборниками, они сильно напоминали F-15, правда американский самолет существовал тогда только на чертежной доске. Но что действительно вызвало трепет у тысяч собравшихся здесь и похолодило спинной хребет у многих западных военных, это то, что этот новый всепогодный перехватчик мог делать три скорости звука.

 ‘Foxbat’, как он стал называться в НАТО пошел в производство в конце1969 г. К началу1972 г. все его три варианта использовались в войсках: истребитель-бомбардировщик, перехватчик и разведчик. Тогда же, израильский радар засек высоколетящие МиГи-25 при выполнении разведывательных облетов Синайского полуострова на скорости 2.8М, и по крайней мере в одном случае, на скорости 3,2М при поспешном бегстве. Ничто из того, что было у израильтян или их американских союзникиков, не могло достать их.

 Двумя годами позже F-15 смог перехватить рекорд скороподъемности у МиГа. Но не надолго: Е-266 с модернизированными двигателями, пилотируемый Александром Федотовым, забрал рекорды назад снова и снова, сначала достигнув высоты35 км за 4 минуты 11.7 секунд 22 июля1997 г. и, пятью неделями позже, установив новый абсолютный рекорд высоты –37,650 метров. И все это, заметьте, на дышащих воздухом двигателях и вполне аэродинамических средствах управления. Эти два и другие пять рекордов МиГа все еще остаются не побитыми.

 Военные аналитики по эту сторону Железного Занавеса были встревожены тем, как много секретов Советы украли на Западе. Как могли они, с их отстающей технологией и шаткой экономикой, преодолеть все трудности, связанные с высокой температурой, которые поставили в тупик собственные Мах-3 программы Америки?

 Неожиданно, ответы были вручены им на тарелочке. 6 сентября1976 г. МиГ-25, пилотируемый лейтенантом Виктором Беленко, перелетел на Запад, вылетев с Дальневосточной Советской базы приземлясь в Hakodate, в Японии.

 Беленко немедленно было предоставлено политическое убежище и он был переправлен в США для длинного допроса, в то время как его самолет был тщательно разобран в Японии и дотошно исследован, прежде, чем части были помещены в ящики и отправлены назад к их приведенным в бешенство владельцам.

Нос поднят вверх на 15 гр., скороподъемность 80 м/с.

 Открытия Беленко рассеяли много опасений относительно ‘Foxbat’. Его дальность была менее750 миль на нормальной тяге, боевой радиус около300 миль. Он действительно мог преодолевать 3.2М, но только, если вы готовы потом выкинуть двигатели. На самом деле, он мог выдержать 2.8М с полной боевой нагрузкой на подкрыльевых пилонах; но пилотам советовали не превышать 2.5М, поскольку двигатели имели опасную тенденцию к неуправляемому разгону. Тонкие крылья с острыми кромками при полной нагрузке выдерживали перегрузку только в 5g, и не больше чем 3.5g с полными крыльевыми баками. В воздушном бою, где скорость скоро падает ниже скорости звука, любой истребитель мог сбить его.

 Но если ‘Foxbat’ не стоил многого как истребитель, он оставался очень опасным как перехватчик. И это было его истинное назначение, рожденное опасениями русских насчет разрабатываемого в США бомбардировщика XB-70 ‘Vaikyrie’, способного летать со скоростью 3М. На таких скоростях любой самолет может лететь только прямо, так что заботились в первую очередь о скорости и высоте полета, а не о маневренности.

Инженерный бриллиант

 Великолепный шестидвигательный XB-70 был сдан в утиль после трагической гибели прототипа и превышения и без того огромной стоимости проекта. Но стареющий Артем Микоян (первая половина знаменитого акронима МиГ) продолжал разработку своего собственного трехзвукового чуда, которое должно было стать его последним и самым великим достижением.

Спуск с высоты20 км. Виден махметр, показывающий 2.15, высотомер и вариометр, показывающий уменьшение высоты 80 м/с.

 И у него были веские причины для этого: из секретного ангара Skunk Works в Burbank, Калифорния, уже выкатили новую угрозу – огромный A-11, на базе которого был разработан перехватчик A-12 и знаменитый разведовательный самолет SR-71 Blackbird. Это был последний шедевр великого Кларенса «Келли» Джонсона, который «переплюнул» Микояна. Если бы даже МиГ-25 и смог перехватить SR-71 и выйти на дистанцию пуска ракет, его ракеты воздух-воздух не смогли бы догнать Blackbird, да и быстродействия не хватило бы, чтобы выработать управляющие команды для головки самонаведения.

 И все же, то ли из политического благоразумия, то ли из уважения к возможностям МиГ-25 как перехватчика, маршруты SR-71, насколько известно, никогда не пролегали над Советским Союзом.

 Тем временем, в Японии эксперты пытались из тысяч отдельных частей составить цельную картину об их неожиданном подарке. Несомненно, МиГ-25 был сделан довольно грубо и его авионика, по Западным стандартам, была устаревшей, но все же, этот самолет, сконструированный под жестким гнетом экономии средств, явился настоящим техническим шедевром. Хотя титановая обшивка лучше переносит высокие температуры при трении обшивки о воздух на высоких скоростях, титан труден для обработки и достаточно дорог.

(При испытаниях носовая часть МиГ-19 при температуре воздуха 0° C на скорости 1,3М нагревалась до 72° C, МиГ-21, при скорости 2,05М, до 107° C, соответственно при скорости 3М обшивка разогревается до 300° C — Д.С.)

 Поэтому титан использовали только для поверхностей, подвергающихся наиболее интенсивному нагреву, таких как передние кромки крыла и края воздухозаборников, выполнив остальную обшивку из отпущенной никелевой стали.

 Сталь в три раза прочнее чем дюралимин, но и в три раза тяжелее, так что им надо было найти пути использования более тонких листов стали без ослабления структуры конструкции.

Автопортрет в полете. Виден предохранительный шнур на шлеме. Проходящая над головой рама делает невозможным катапультирование сквозь фонарь, если он не отстрелится.

 Поскольку в Советском Союзе не хватало квалифицированных клепальщиков (это описано в книге R.A.Belyakov and J.Marmain «MiG. Fifty years of secret aircraft design» -Д.С.), стальные листы решили скреплять при помощи сварки, получив таким образом прочную и жесткую обшивку. Для более холодных поверхностей, тем не менее, решено было использовать дюралюмин, прикрепляемый к стали заклепками. Для придания большей прочности, головки заклепок сохраняли везде, где они выдаваясь наружу не создавали дополнительных возмущений пограничного слоя.

 Поиск материалов для остекления кабины, герметиков, шин, гидравлических жидкостей, которые могли бы противостоять температурам более300°C, был трудной задачей, но они с ней справились. Спиртовое охлаждение взяло на себя заботу о чуствительных к высоким температурам системах. Спирт, заправляемый в 500-литровые баки, был очищен гораздо лучше, чем обычная водка и благодарный персонал немедленно прозвал МиГ-25 «Летающим рестораном».

 Еще одним источником перегрева стали двигатели, особенно для внутрифюзеляжных топливных баков, которым некуда было отводить излишнее тепло. Поэтому гондолы двигателей были проложены серебрянной сеткой на прокладке из углеродного волокна. Рассматривалось также применение золота из-за его лучшей теплопроводности, но бережливые русские отказались от этого из-за удорожания стоимости.

 Была разработана мощная система кондиционирования, что бы создать комфортные условия для пилота под раскаленным фонарем. (Голову летчика обдувает направленная струя охлажденного воздуха, но фонарь кабины раскаляется настолько, что к нему невозможно прикоснуться. – Д.С.).

 При температуре более 65 ° C полупроводники уже не работают, поэтому на МиГ-25 была установлена ламповая аппаратура, включая радар. Эта важнейшая часть оборудования, носившая жуткое имя «Смерч», — отголоски Джеймса Бонда (скорее всего, имеется в виду советская контрразведка СМЕРШ из романов о Д.Бонде. – Д.С.), — монстр, в полтонны весом. Его импульсно-доплеровский поиск и возможности сопровождения целей по западным меркам были не самые выдающиеся, но ламповая элементная база и чудовищные размеры дали ему непревзойденную мощь, позволяющую пробиться сквозь любые помехи на 50 миль, или убить кролика на расстоянии 1 км, если включить его на земле.

 

Статьи. Рейд на 27 км (часть первая)

Полет на грань космоса на выдающемся русском самолете

 Автор: Maxi Gainza

 Перевод: Д.Срибный.

Материал с сайта http://www.airforce.ru

 Стальная обшивка МиГ-25 ‘Foxbat’ была холодна как лед, когда я прикоснулся к ней, пытаясь забраться по лесенке в переднюю кабину в своем противоперегрузочном костюме. Режущий ветер из российских степей нес непогоду к нам в Жуковский и Владимир Логиновский, мой пилот, хотел поднять самолет в небо и вернуться обратно, прежде, чем нас сдует ветер.

 Он не позволил сфотографировать себя. «Старый русский обычай», — вежливо объяснил он, — «После полета, нет проблем».

 Так что мне пришлось позировать самому на фоне прямоугольных, остросрезанных воздухозаборников, больших, как открытая могила. Осторожно заглянув во мрак, я увидел створку клина торможения, сложенную к верхней части воздухозаборника.

Изучение в масштабе – автор, стоящий на фоне сопел чудовищных размеров в полном противоперегрузочном костюме, за исключением туфель. В соответствии с описанием двигатели Туманского Р31, установленные внутри, имеют диаметр145 см.

 Далее, в нижней части воздухозаборника, я cмог различить форсунку разбрызгивателя водно-метаноловой смеси, используемой для охлаждения поступающего воздуха, чтобы добавить тяги двигателям Р-31 Туманского, как будто это чудище еще нуждается в дополнительной тяге.

 Но если вид входа воздухозаборников только намекнул о мощи, индустриальные мусорные ящики, прилепленные к бокам ‘Foxbat’ не оставили на этот счет никаких сомнений. Когда я дошел до сопел двигателей, я был просто поражен их размерами. Похожи на штормовые отводные трубы, решил я, но только закопченные и окольцованные инжекторами и штоками форсажной камеры.

 Заглядывая в эти пещерообразные сопла, я почуствовал себя ракетчиком, удивляющимся, что этот самолет, если это можно так назвать, не стоит вертикально на стартовой площадке. Очень скоро эти гигантские паяльные лампы зажгутся и унесут меня на границу космоса на своих острых крыльях.

 И все потому, что, годом ранее храбрый француз по имени Алекс Парингаукс (Alex Paringaux) установил на таком же самом самолете новый рекорд высоты для гражданского лица -100,250 футов (30,5 км) и увлекательно описал это. Не будучи столь храбрым, но тоже попав под обаяние этой легенды времен холодной войны, и вспомнив о детских мечтах о космических полетах, я попросил Ричарда Гуда (Richard Goode) устроить мне полет на 90,000 (27,5 км) футов, где риск возгорания двигателя или, что еще хуже, срыв фонаря набегающим потоком, был бы значительно уменьшен. Не настолько, что этого не может случиться совсем: один мой знакомый пилот, которого я знаю по прошлой поездке в Жуковский, однажды потерял фонарь на этой высоте. Противоперегрузочный костюм спас его и он смог посадить самолет, несмотря на приказ катапультироваться. Две недели после этого у него серьезно болела грудь и его тело все было настолько разукрашено лопнувшими капиллярами, что жена не пускала его в спальню при свете, пока синяки не рассосались.

 Я думал, что одно только представление о предкосмическом пространстве стоит этого риска. И возможно, моя жена отнесется ко мне более сочуственно, если я вернусь домой пятнистым как человек-леопард.

 Последовали недели переговоров с должностными лицами в Жуковском, и наконец мне разрешили полет на27 километров, что составляет почти90,000 футов. Я согласился на это. Однако, когда я приехал на передовую экспериментальную авиабазу России, мне сказали, что я не могу ожидать высоты больше чем двадцать километров.

 Несомненно, наш двухместный МиГ-25ПУ уже имел богатый послужной список, по крайней мере, он принимал участие в летном моделировании посадочных профилей для Бурана, российского аналога Shuttle, опытный прототип которого я увидел одиноко стоящим в огромном открытом ангаре по пути в штаб базы. Я понятия не имел, сколько вылетов сделала эта усталая рабочая лошадка после полета Парингаукса, но, конечно, не столь уж много, чтобы урезать десять километров от ее максисальной высоты? У самолета, который уже почти двадцать лет держит абсолютный мировой рекорд высоты37,65 км?

Общий вид кабины инструктора. Видна ручка управления и коробка с переключателями (вверху) для имитации отказов для обучаемого.

 Так что, я пытался вернуть их к первоначальной договоренности, приводя как основной довод то, что я проделал столь длинный путь ради этого полета. Слова и взгляды пересекали комнату совещаний, были сделаны несколько телефонных звонков «наверх», и наконец, весь взвинченный но удовлетворенный, я получил свои обещанные27 километров. «Но это будет зависеть от температуры двигателей», на всякий случай добавил Александр Гарнаев, свободно говорящий по английски старший летчик-испытатель.

 «Поскольку у земли сейчас очень холодно, есть вероятность, что на высоте температура выше, чем обычно».

 Я поблагодарил обоих – и его и Владимира, а затем услышал самого себя, произносящего слова, которые теперь, стоя на замерзшей стремянке у борта самолета, я предпочел бы проглотить: «Вобщем-то, я был бы не против пойти на рекорд.» Слишком вежливые, что бы рассмеяться мне в лицо, они слегка приподняли брови, пожали плечами «почему бы и нет?» и повторили мантру насчет температуры.

 И вот теперь я стоял здесь, бросая долгие взгляды на унылый и неприветливый пейзаж с темными ангарами и блестками самолетов, рассыпаными далеко и широко, и спускаясь в скромную кабину могущественного ‘Foxbat’ я почуствовал как мурашки, рождаясь где-то в темной части моего сознания, спускались вниз по спине.

 Но если перспектива полета на этом гладком чудовище пугала меня, то НАТОвские планировщики были в шоке, когда, в марте1965 г., появились первые сообщения о новом таинственном советском самолете, официально обозначенном как Е-266, крушившем рекорд за рекордом: скорости, скороподъемности и абсолютной высоты, пока не осталось никаких рекордов, заслуживающих упоминания. Е-266-м фактически были три облегченных прототипа МиГ-25 и некоторое время никто даже не знал как они выглядели.

Форсаж перед уходом в облака. Заметно отклонение среднего набора элеронов для уменьшения скручивания крыла.

Авиация в сердце моём! Бурба Валентина.

  Принимая эстафету в Авиагородке, я долго размышляла, какими словами выразить свои чувства к авиации в целом и к службе в ней в частности. И поняла: наверное, пришло время признаться в своей любви к ней публично и выразить это всего лишь одним единственным, но многократным словом – СОЖАЛЕНИЕ! Я СОЖАЛЕЮ о том, что рано родилась, потому что во времена моей молодости женщин не принимали в военные училища, особенно в авиационные. Иначе я обязательно использовала бы, пусть и единственный, но шанс стать летчиком. Я всегда СОЖАЛЕЛА о том, что я родилась женщиной, а не мужчиной. Иначе я бы точно стала бы офицером, потому что мне нравилось служить в армии. 15 лет службы говорят сами за себя. Я СОЖАЛЕЮ о том, что мне не хватило мозгов вовремя получить средне-специальное образование, которое давало бы мне возможность хотя бы получить звание «прапорщик». А когда у меня на руках был такой долгожданный диплом, мой возраст уже не позволял мне носить погоны с двумя маленькими звездочками. Я СОЖАЛЕЮ о том, что в сложный период моей жизни мне не хватило стойкости и упорства, и я спасовала перед судьбой и уволилась из армии досрочно, не дослужив до пенсии 5 лет. Но я не ЖАЛЕЮ о том, что лучшие годы в моей жизни были связаны с Советской Армией, а точнее — с Авиацией, потому что это были самые счастливые годы в моей жизни! Это была любимая работа, это были настоящие друзья, это была пусть и неразделенная, но любовь. У писателей-фантастов братьев Стругацких в романе «Стажеры» я наткнулась на великолепное высказывание: «…жизнь дает человеку три радости: друга, любовь и работу. Каждая из этих радостей уже отдельно очень дорого стоит. Но как они редко собираются вместе!». Вот Авиация – это и есть мои три радости, сопровождавшие меня все 15 лет армейской службы. Мне до сих пор снится, что я возвращаюсь на свой аэродром служить дальше. И мне вот уже почти 25 лет не хватает музыки ревущей на старте турбины. И я бы продала душу дьяволу, чтобы хоть на день вернуться во времена своей молодости и побывать на полетах, нюхнуть керосиновый воздух, услышать рев турбин и тишину аэродрома. Может поэтому я стала писать, иногда, стихи и песни.

 

Друзья, предлагаю на ваш суд кое-что из моих попыток в прозе и стихах.

 

ПРИКОЛЫ ИЗ МОЕЙ ЖИЗНИ

 

 Главное, чтобы костюмчик сидел!

 

 Когда я служила в армии, я ходила в форме. Но нам, женщинам-военнослужащим, не запрещалось ходить и в гражданке. И вот я однажды пришла в ярко-желтом костюме-самовязке: юбка и свитер. Тогда этот цвет входил в моду. Я в 35 лет весила 48 кг при росте 156 см — маленькая, худенькая женщина. Это я к тому , что бы Вы могли представит меня и понять, что я могла себе позволить такой яркий цвет. Захожу в штаб и прямиком к себе в кабинет (он, конечно, не мой, просто это оперативный отдел, а там и мое рабочее место), который располагался рядом с кабинетами командира полка и начальника политотдела. И нос к носу сталкиваюсь с командиром. Он оглядел меня с ног до головы и с усмешкой сказал: «Валя, тебе надо под курочку одеваться, а ты в цыпленка вырядилась». Слава богу, что в коридоре никого не было! Иначе кликуху мне точно бы припарили! Больше я этот костюм не одевала. Младшие сестры сносили. До сих пор не ношу желтый цвет, хотя очень нравится.

 

 Шампанское. Дубль два.

 

 Дело было во время службы в рядах доблестной Советской Армии. У моей подружки, Нины Степановны(мы ее по имени-отчеству звали, так как в инженерном отделе, где она работала, их, Нин, было две), 1 января быль день рождения. И мы решили втихаря заранее отметить небольшим нашим женским коллективом ее личный праздник. Она принесла шампанское, конфеты. Мы закрылись в «бендежке» без окон и дверей. Она достала бутылку, а открывать никто не может. Вручили торжественно мне. Я, как всегда, спокойно взяла бутылочку, поставила себе на ногу, открутила аккуратно железяку и стала открывать. Я не сразу сообразила, что случилось! Моя бутылка аккуратно улеглась поперек ноги (бедра) и из горлышка великолепная пенная струя, как из брандспойта, била в стену. Пилоты формулы 1 отдыхают! Доли секунды! У меня всегда была отменная реакция, я ее тренировала, но даже она не смогла мне сохранить шампанское: в бутылке осталось 5 см напитка. Надо было видеть наши физиономии. Хорошо, что у Степановны была и вторая бутылка. Ее я уже открыла аккуратно. Потом выяснилось, что первая злополучная бутылочка целый день пролежала в горизонтальном положении рядом с горячей батареей. И когда Нина Степановна ее несла в бендежку, еще и встряхнула. Ну как было тут удержать термоядерную реакцию женскими маленькими ручками. Вот такая история. А шампанское я до сих пор открываю, если в компании нет мужчин. Но аккуратно, наученная двойным опытом в молодости.

 

 Попутчица

 

 Это во время службы в армии было. Иду  как-то раз из гарнизона к себе в штаб. Идти далеко, километра 1,5. Аэродром длинный, а штаб как раз в середине взлетной полосы был. Разумеется, не на самой полосе. Ну, кто в авиации служил, тот представление  хоть малейшее, но имеет: где, что и как может располагаться на военном аэродроме.  Везде по-разному, но принцип один и тот же. Так вот, дорога прямая, из бетонных  плит выложена. Лето, тишина, степь да степь кругом, как в той песне. И вдруг слышу за спиной железный грохот. Оборачиваюсь — никого! И на дороге ничего! Дальше иду, мурлыкаю себе под нос — тогда, в молодости, я еще могла петь, голос был. Слышу — опять грохот! Обернулась — опять никого и на дороге ничего! И так раза четыре! Вот представьте себе: вы идете по автобану, по бокам бескрайняя степь,  ни души, ни зверька, и за спиной у вас все время что-то железное грохочет!  Вот это самое со мной происходило. Я остановилась, и стала ждать. Ничего. А время идет, а мне в штаб надо! Пошла дальше. И опять грохот. И опять никого. Я уже злиться стала. Про песни забыла, иду и тихонько матерюсь. И вдруг  передо мной с неба на дорогу падает консервная банка! Я опешила и остановилась. С неба спикировала ворона величиною с курицу , схватила эту банку, взмыла в верх, пролетела немного вдоль дороги и бросила банку. Та с грохотом шмякнулась о бетон, ворона  подождала чуть-чуть, спикировала, схватила банку, взмыла в небо и опять бросила ее. Но все это уже было не позади меня, а впереди. Наслаждалась, гадюка! Летела впереди и развлекалась до тех пор, пока банка не отлетела в кювет. Не рассчитала! Кружила-кружила, каркала-каркала, но банку не нашла. Вот тут-то я и позлорадствовала.

 

 Поединок

 

Это тоже было во времена моей службы в рядах Советской Армии, где-то в конце 70-х годов. Точно год не помню. Но этот случай, произошедший со мной, я вспомнила, когда прочитала миниатюру Кларисы Рижской «Хвост». ПризнАюсь сразу – эта история меня не красит. И мне за нее стыдно.

 

Короче. Участвовала я в художественной самодеятельности гарнизона, пела в ВИА. И все мы были (надо же, только сейчас поняла) по одному от каждой части. Соло-гитарист, в последствии, стал моим зятем. Готовили мы большой концерт, посвященный 9 мая. На него приглашались ветераны ВОВ. И вот, после генеральной репетиции вечером я и моя подружка ехали в переполненном служебном автобусе домой. В то время маршруток не было, рейсовые автобусы ходили плохо и были всегда битком набитые. Так что народ, по мере возможности, с удовольствием пользовался попутным транспортом. Какая разница кому платить за проезд. Так вот, едем мы (не только я и моя подружка) в этом «пазике» молодые, веселые, кровь молодая играет, хихикаем. А рядом мужичок стоял, все прикалывался и домогался до меня – познакомится хотел. И что на меня нашло, не знаю, наверное то, что рядом парни были и мне покрасоваться, повыпендриваться захотелось, показать, какая я смелая, веселая, остра на язычок. Я и ляпнула мужичку:

 

— Куда ты, старый пень, лезешь? Из тебя уже песок сыпется, а ты все к молодым пристаешь! — Видно сильно я задела мужичка, потому что он меня обложил трехэтажным матом и сказал, что он меня (простите пожалуйста за прямой намек) е….ь хотел. Тут уж взъелась и я:

 

— Вот сейчас выйдем из автобуса, я тебе покажу, как ты меня хочешь!

 

На этом наша перепалка закончилась, и мы продолжали свой путь, как ни в чем не бывало. Я забыла про существование мужичка напрочь, да он сам о себе напомнил, когда мы из автобуса вышли:

 

— Эй, ты хотела мне показать, как я тебя е….ь буду!

 

А теперь я опишу, как я была одета: на мне была джинсовая юбка, белая нейлоновая рубашка, в руках дипломат-чемодан и на голове парик в виде длинного каре. Я обернулась к нему, усмехнулась и культурненько предложила ему:

 

— Да, пошел ты! – именно только эти слова, честное слово!!! Но мужик не унялся и решил меня пнуть в живот. Я каким-то чутьем поняла его замысел и успела отскочить назад, так что его подошва слегка коснулась моего живота. Но след оставила: на юбке был отпечаток пятки, на белоснежной рубашке – остальное.

 

— Ах, ты, паскуда, — прошипела я и с внутренним криком «банзай!» ринулась на него! Вы помните, что у меня в руках был дипломат? Так вот, этим дипломатом я так отходила этого мужика, что у меня с головы слетел парик!!! Мужик весь в крови вдруг перестал защищаться и удивленно, и как-то растерянно посмотрел на меня, потом на парик, сиротливо лежащий на асфальте, а потом вдруг пнул его ногой и крикнул:

 

— Э, забери свою голову!

 

Надо сказать, я сама опешила от такой ситуации. Но парик не стала поднимать. Его подняла Татьяна. Я просто пригрозила ему, что если ему мало, то могу добавить. Мужичок не стал испытывать судьбу и быстро смотался. А я вдруг стала хохотать. Мне вся эта ситуация показалась такой смешной! Я даже не подумала, что могла получить хорошую сдачу. К слову – мужик телосложением был почти такой же, как и я: мой рост 156 см и вес, где-то 45 кг был. А мужичок немногим выше. Так что мы с ним почти на равных были.

 

Все это происшествие наблюдали человек 50 – мы дрались с ним между остановками, а там молодежь на танцы ехала в разные стороны автобусного маршрута – одни на Трусово, другие — в Новолесное. Видно зрелище захватывающее было, раз никто в автобусы не сел. Но у меня от всего этого вдруг пропал совсем голос, он и так подсевший был, а тут вообще сел напрочь! Так и пришлось на следующий день выступать с охрипшим голосом. Но вся эта некрасивая история имела один положительный момент: меня с тех пор никто из местных никогда не задевал и не обижал. И чужие не трогали.

 

 Ну и немного стихов, вернее песен:

 

 

 Улетая в небо

 

Исполняется на мотив Never Change Lovers in the Middle of the Night Бонни-М (Солистка Марсия Баррет)

 

 

Улетая в небо, вспоминай меня.

Всю печаль разлуки вновь возьму я на себя.

Оставайся в небе со своей мечтой

И любовь мою возьми туда с собой.

Небо тебя встретит также, как и я,

Обласкает нежно и любя…

     

 

ПРИПЕВ:

      Небо, небо надо мной. В небе ты летишь звездой,

      Рассекая синий-синий воздух точкой голубой.

      Я шепчу: «Возьми с собой, буду я твоей звездой,

      Даже в небе не расстанусь я с тобой».

      И стрелой взлетая в высь, ты на Землю оглянись,

      Не забудь, что на Земле твои родные и друзья.

      Ты спокоен в вышине. Как ты дышишь слышно мне.

      Возвращайся, я ведь тоже жду тебя.

 

 

Знаю как ты любишь голубой простор.

Знаю, что не можешь ты прожить без синих звезд.

И при мне не можешь скрыть ты свой восторг.

Я молчу, мне в небо хочется с тобой до слёз.

Ты не знаешь даже про любовь мою

К небу и к тебе, ведь я молчу.

 

 

 Степной аэродром

 

И снова тишина на взлетной полосе.

Сейчас ее нарушит работа турбин:

Готова к старту четверка машин.

И ты частица в этом звене.

 

Еще одно звено уходит за звеном.

А на пустой стоянке «спарка» стоит.

Под южным солнцем воздух дрожит,

затих на время аэродром.

 

Степной аэродром гремит как майский гром,

и снова самолеты уходят в полет,

И жаворонок в небе поет,

И жизнь идет своим чередом

 

 

 

Пролетела пара над аэродромом

 

 

Пролетела пара над аэродромом.

Покачал мне крыльями самолет ведомый.

И осталась в небе светлая полоска.

Он сказал мне:  «Здравствуй». Тихо так, не броско.

 

  припев:  Взлетают самолеты, вовсю идут полеты.

           Погода позволяет работать в вышине.

           Идут на старт пилоты — ведь это их работа.

           А техник в ожидании остался на земле.

 

От него зависит четкая работа

Птицы из металла в небе голубом.

Все его вниманье, вся его забота

Только о машине, МиГаре родном.

   припев.

 

Ты спокойно сядешь в тесную кабину

И покинешь Землю, чтобы сесть опять.

А в курилке техник вновь закурит «Приму»,

Будет беспокойно возвращенья ждать.

   припев.

 

 

 

Не спеша садишься в самолет

 

 Не спеша садишься в самолет.

Ты один сидишь сейчас в кабине.

И спокойно ждешь команду. Взлет!

За спиной взрывается турбина.

 

Мчишься ты стрелой по полосе

И взмываешь птицей круто в небо.

Все до мелочей знакомо мне —

Словно это я лечу к вселенной.

 

Знаю, никогда  не изменить

То, что начертала мать природа.

Как бы сильно небо не любить —

Рожденный ползать, он летать не может.

 

Что-ж, летай спокойно в вышине.

Ты рожден, чтоб покорять высоты.

А я останусь ждать. Ведь на Земле

Должен кто-то ждать тебя с полетов?

  

 

Для тех кто пишет стихи и прозу: есть сайты «стихи.ру» и «проза.ру». Там, если зарегистрируетесь, можно печатать бесплатно свои «творения». Если кого-то зацепило, пишите мне в одноклассниках. Помогу и объясню. А чтобы было понятно, наберите в поисковике стихи.ру (проза.ру) Валентина Бурба и выйдете на мою страницу. Посмотрите, как она выглядит, ну и т.д.

 

 

ВСЕМ ЖЕЛАЮ ЗДРАВСТВОВАТЬ!!!

Авиация в сердце моём! Жуланов Александр.

Воспоминания о авиации.

Мой отец прослужил в авиации 27 лет, я же — 20.

Сердцем я всегда на аэродромах.

Приятно видеть полеты и осознавать, что в них есть частица твоей службы и подчиненных.Это простор, небо, жизнь частей обеспечения…

О Курганском училище скажу кратко: там нас учили лучшие люди, которых нашли в ВВС в 67-70 г.г.

Зная авиационную жизнь, они поехали в далекий Курган и отдали все знания и силы нам, курсантам.

О товарищах в училище на 99% хорошие воспоминания! Эстафету передаю на Су-27  Валентине Бурбе. Здравствуй город Саранск! Здравствуйте Валентина!

Авиация в сердце моём! Агранов Евгений

Мои воспоминания и размышления о службе в авиации.

 

В Киеве с Олегом Кремлёвым

В Курганское училище я поступал в 1972 год из Чехословакии. По пути  в училище, как и было задумано, заехал домой в Минск. В Чехословакии при начислении командировочных  начфин батальона, к которому была прикомандирована наша маленькая часть, обул меня на валюту. Мне кажется, что он это проделывал со всеми солдатами кто уезжал в CОЮЗ.

Училище запомнилось поступлением и курсантской жизнью.

С экзамена по русскому языку выгнали за шпаргалку, но благодаря преподавателю  математики, разрешили переписать сочинение.

Огальцовой, педагогу по  точным предметам, я понравился за то, что задачи по математике решал двумя способами. 

Курсантская жизнь- это школа умения общаться с товарищами и сослуживцами.

Очень приятно, что многие ребята  не изменили своим жизненным позициям. Это показали недавние встречи и общения по скайпу.

Войска встретили меня с большими надеждами и планами. Прослужив в Оренбуржье 11лет, я понял, что планам не сбыться. В Германиях меня не ждут. Даже Монголия не светит. А вот исполнить долг в Афганистане предложили. Начальнику политотдела я сказал, что желания служить за границей нет, но если прикажут, поеду.

После 11 лет службы появилось желание быстрей  пойти на пенсию. Но до пенсии было еще далеко. Я сделал вывод, что оставшийся период надо прослужить с пользой для общества и набраться жизненного опыта. Не секрет, что о политработниках бывало плохое мнение. Это мнение формировали те, кто во главу своей работы ставили делёжку,   получения квартир, талонов на дефициты. Кто рылся с пристрастием в постельном белье личной жизни, разбирая её на партийных собраниях .

Основная масса наших выпускников делали черновую работу по воспитанию личного состава, особенно, солдат и сержантов.

Мой первый командир Норко А Е  всегда мне напоминал, что в армии главный это ефрейтор. Основной упор надо делать на воспитание младших командиров. В  моём жизненном пути попадались отличные командиры частей,  настоящие  профессионалы. Полковник Иванов В, полковник Норко А Е , майор Пефти. Оценку моего труда дают прежде всего те  подчиненные, которые уволились и выражают слова благодарности после многих лет. 

Ради таких приятных слов чувствуешь, что годы службы прошли не зря!

Передаю авиаэстафету на Ту-95 своему большому другу по училищу Жуланову Александру и поздравляю его с днём рождения! Привет, город Лунинец! Друг Александр, принимай эстафету!!!   

Авиация в сердце моём!

 Олег. Киев 01.07.12. Начало авиаэстафеты.

Свой авиаперелёт в эстафете начну на самолёте, с которого начиналась моя авиация. Это МиГ – 17.

 Мой путь в авиацию начинался со школы младших авиационных специалистов. В ней я получил специальность механика самолёта МиГ-17. Часто вспоминаю, как я и ещё трое авиаспециалистов, слегка напрягаясь, могли перекатывать самолёт по стоянке. И тут же, сравниваю его с Ту-128, который стоял на вооружение авиаполка, в котором я проходил службу, будучи офицером. 

  В училище я получил распределение в истребительную авиацию Войск ПВО страны.

В частности в Бакинский округ ПВО. Большую заботу о моём распределении в авиацию ПВО проявил секретарь парткома батальона училища майор Белошапка. Очень желал он, чтобы я запомнил его на всю свою жизнь. Что и получилось. Но это уже другая история и о другом человеке.

 

Астрахань. Набережная

Офицерскую службу начинал в Астрахани. Замечательный город, который встретил меня 35-ти градусной августовской жарой.

 В Астрахани была служба в авиационно-технической базе, затем в авиационном полку.

 Что дала мне служба в авиачастях Астрахани?

 Прежде всего, знакомство с замечательными людьми и командирами, солдатами, сержантами, прапорщиками и офицерами. У всех я учился науке человеколюбия и строгой армейской дисциплине. Среди тех, кого я помню и кем дорожу, командир РОХЗ капитан И. Долгуша, заместитель командира АТБ подполковник Н. Щёголев, заместитель командира автобатальона капитан К. Поддубный, секретарь комитета ВЛКСМ капитан С.Беседский.

Астраханский друг Сергей

С ним мы съели не один пуд соли, да и горилочки бывало, что пивали. А с кем не случалось? Сейчас он в составе группы Авиагородка, посматривает на меня с фотографии и задорно улыбается!

  Затем била служба в Заполярье, на берегу Карского моря. Об этом я рассказываю в своих воспоминаниях «Спотыкач» и «Медовик». Все желающие могу найти его в Авиагородке. Затем аэродром в архангельской тайге и служба в архангельском авиагарнизоне.

 Уволился по сокращению штатов в мае 1992 года. Была возможность и предложение продолжать службу, но я принял решение увольняться. До сих пор не могу поставить себе оценку: правильно ли я поступил, что отказался от дальнейшей службы?

 Так что же мне дала служба в авиации?

   Прежде всего, она меня дисциплинировала, сделала человеком, способным командовать и выполнять приказания, заботиться о подчинённых чуть больше, чем того требуют уставы.

  Что дал авиации я?  Конечно об этом должны судить те, с кем я проходил службу. Горжусь тем, что многим солдатам и сержантам дал рекомендации для поступления в ВУЗы, в школы прапорщиков. Уверен, что они стали достойными гражданами нашего общества.

  Если положить на чаши весов, то что дала мне авиация, и то, что дал ей я, то, несомненно, первая чаша перевесит.

  Если бы не служба в авиации, разве бы я увидел пустыни Туркмении и заполярную тундру, горячие степи низовья Волги и тайгу архангельской области, города Ташкент и Баку, Ригу и Ленинград?

  А чего стоят незабываемые заполярные белые ночи, когда солнце не садиться за горизонт? Или северное сияние с белыми медведями?

  Бесспорно, авиация дала мне значительно больше, чем я ей. И я у неё вечный должник. Возможно поэтому авиация в сердце, памяти и душе навсегда?

  Моя семья сейчас  — это я и жена Тамара. Оба на пенсии. Любим заниматься садом и огородом в летнее время. Сходить с удочкой на речку и отдохнуть у воды под пение соловья. Увлекаюсь коллекционированием – собираю пивные этикетки. Коллекция более 900 экземпляров. Коллекционирование очень сказалось на параметрах фигуры. Сейчас где-то 100х150х90. Ещё одно важное увлечение – это парапсихология. Об этом можно узнать на моём сайте «Чудогород ОК!»  http://chudograd.wordpress.com

 У нас двое внуков; Николай — у сына Алексея и Максим — у дочери Юлии.

Живём в Украине, в славном граде Киеве.

 

Крещатик. Вечерние огни главпочтампта

Киев – прекрасный город. Я всегда гордился

София Киевская

тем, что являюсь киевлянином, хотя и не коренным. Насколько это красивый город, вы можете судить по фотографиям. Красоты – неописуемые. Их надо видеть! Что я и предлагаю вам сделать. Размещаю фотографии, а вы, любуйтесь.

Контрактовая площадь

  В этом году посчастливилось побывать на 2-х матчах Евро-2012. Смотрел на олимпийском стадионе встречи между командами Англии — Швеции и Франции – Швеции. Воспоминания на всю жизнь!

Евро-2012. Жаркие объятия

 

  Вот, вкратце, и всё. Рад, что у меня много друзей в авиации! Спасибо всем, кто рядом и в Интернете!

  Меняю Миг-17 на Миг-31 и лечу в Минск. Передаю авиаэстафету своему большому другу по училищу Агранову Евгению. Привет,

С друзьями Галиной и Евгением Аграновыми на площади Незалэжности

Белоруссия, привет город Минск! Друг Евгений, принимай эстафету!!!